"ФИАЛКА" ПОЧТИ НЕ ПАХНЕТ МОНМАРТРОМ

"ФИАЛКА" ПОЧТИ НЕ ПАХНЕТ МОНМАРТРОМ

Ирина Ульянина Коммерсантъ, № 11, 25 января 2005 г. 

Новосибирский театр музыкальной комедии выпустил оперетту «Фиалка Монмартра» - одно из самых лирических сочинений Имре Кальмана. Корреспондент «Ъ» ИРИНА УЛЬЯНИНА восхитилась уровнем сольного вокального исполнительства и испытала недоумение по поводу невразумительной сценической редакции, неспособной показать хоть что-то, напоминающее богемный мир Монмартра 30-х годов прошлого века.

К постановкам классических произведений принято относиться с терпеливым ожиданием. Понятно, что это не детектив, где интрига обязана схватить зрителя за горло и тянуть с неослабевающей силой до самого финала. Классика никуда не торопится. Но в премьерном спектакле музкомедии терпение многих зрителей закончилось задолго до того, как на сцене появилась Виолетта - маленькая сиротка-шарманщица, продавщица фиалок и обладательница прекрасного голоса. До этого прошел битый час вялых рассуждений о том, как грустно жить под крышами Монмартра, когда нечем заплатить даже за место на чердаке. Рассуждают герои-приятели Рауль, Марсель и Анри - художник, композитор и поэт, жаждущие признания. Несколько оживляют их латентно-мечтательное существование угрозы бывшей примадонны, а ныне хозяйки доходного дома мадам Арно (артистка Ольга Титкова), да явление доброго дядюшки Франсуа (Виктор Состин), принесшего радостную весть о том, что Раулю заплатили за эскиз 3 тыс. франков.

Зрительское терпение было вознаграждено арией Виолетты (Марина Ахмедова) - звучанием ее чистого, мягкого, сочного сопрано, изобилующего изящными колоратурными находками. Оно и оправдало широкий жест Рауля, отдавшего всю сумму гонорара в качестве выкупа за юную прелестницу ее опекуну. Премьера неожиданно раскрыла богатейший вокальный потенциал солистки Ахмедовой. Она работает в театре более десяти лет, но никогда прежде не являла столь безупречно высокой тесситуры, подобного вокального совершенства. Ее колоссальная работа вылилась на сцене в сплошную радостную легкость бытия. Впрочем, Рауль в своем вокальном воплощении оказался абсолютно адекватен Виолетте. Артист Андрей Алексеев приглашен для участия в спектакле из труппы оперного театра, он уверенно, мастерски владеет голосом.

Проблема спектакля в том, что в целом певческие музыкальные фрагменты получились несоизмеримо более яркими, чем разговорные, требовавшие осмысления в приемах драматической игры. Причиной тому слабое либретто, составленное из четырех источников режиссером-постановщиком Элеонорой Титковой. Анемично блеклые реплики, если воспринимать их как речевые характеристики, никоим образом не иллюстрируют атмосферу богемного Монмартра, однако вполне соответствуют несуразно блеклым костюмам, в которые одеты артисты хора и балета, представляющие парижскую творческую среду в момент апофеоза веселья - ежегодного карнавала художников. Бледнее них разве что рисунок танцев, поставленных хореографом Татьяной Капустной. Хотя канкан под искрометную «Карамболину» Кальмана, наверное, в любом исполнении способен зажигать зрительские сердца. Естественно, Светлане Склеминой, исполняющей знаменитую песенку Нинон, публика бурно аплодировала, но по вокальному диапазону она значительно уступила Марине Ахмедовой, что опять-таки оказалось «на руку» сюжету, в котором герой отдает предпочтение Виолетте.

Досадно, что режиссер Титкова преподнесла историю классического любовного треугольника вне колоритных обстоятельств места и времени, приблизила ее к эстетике телесериалов. Но достоинства музыкального текста новосибирская «Фиалка Монмартра» сохранила, в чем несомненна заслуга дирижера Эхтибара Ахмедова.