МЕЧТА — РАБОТА ИЛИ РАБОТА МЕЧТЫ

МЕЧТА — РАБОТА ИЛИ РАБОТА МЕЧТЫ

Газета «Честное слово»
22 мая. Текст Яны Доля.

Мечта — работа или работа мечты

Спектакль Новосибирского музыкального театра «Римские каникулы» получил главную театральную премию страны «Золотая маска» в номинации «Лучший спектакль в оперетте/мюзикле». Лучшей также была признана работа режиссера постановки Филиппа Разенкова. Что же до номинантов-актеров, то за три недели до церемонии награждения Анна Ставская (принцесса Анна) и Александр Крюков (корреспондент Джо Брэдли) стали участниками акции «Культурный минимум», встретившись со зрителями и ответив на их вопросы.
Либретто спектакля Новосибирского музыкального театра написано по мотивам известного одноименного фильма с Одри Хепберн в главной роли. Музыка же (Андрей Кротов) и либретто (Нонна Кротова) полностью авторские. Спектакль получился довольно романтичным, особенно запоминается красивая ария «Ах, какие у вас глаза». Целых три музыкально-танцевальных номера посвящено работе прессы (как-никак главный герой — журналист). В спектакле есть интересная находка — когда дамочка-экскурсовод проводит экскурсию по Риму прямо для сидящих зрителей, сама как бы бросая монетку на счастье и уже фактически намекая на это счастье, обнимая дирижера.
Спектакль вообще получился довольно живым: здесь действуют бойкие крикливые римлянки, герои ездят на настоящем мотороллере, а виды города проскальзывают на видеопроекции. В общем, атмосфера Италии ощущается.
Как призналась исполнительница роли принцессы Анны Анна Ставская, она никогда не мечтала стать актрисой. Напротив — была довольно тихим ребенком. При этом посещала музыкальную школу, а также занималась отдельно вокалом. Пойти в театральный институт ей посоветовала любимая учительница: педагог по вокалу Ирина Ивановна Тарощина увидела в девушке необходимые задатки. И если Анна, по ее словам, в вокальном отношении не всегда могла хорошо исполнить произведение, то в актерском плане ее всегда отмечало жюри различных конкурсов.
В результате, поступив сразу в музыкальное и театральное училища, Ставская выбрала актерский путь и заканчивала учебное заведение, когда оно уже стало именоваться театральным институтом.
Александр Крюков также даже категорически не собирался работать в актерской профессии. Поскольку по линии его мамы все — актеры и режиссеры, то Саша всегда знал, что это — большой труд. Своему ребенку он бы тоже не пожелал такой судьбы, однако тот уже пляшет вместе со взрослыми на сцене.
Тем не менее и Анна, и Александр считают свою работу интересной хотя бы потому, что она синкретична, ведь актер музыкального театра постоянно развивается не только в вокальном плане, но также в танцевальном и драматическом, что в совокупности помогает ему постоянно находиться в тонусе, в поиске знаний и умений.
Большое счастье для артистов — работа с хорошими режиссерами. А хороший режиссер — это тот, который дает артистам возможность раскрыться, причем позволяет вносить в роль что-то свое. К таким большим мастерам относится Гали Абайдулов. Недавно в Новосибирском музкоме состоялась очередная премьера этого режиссера — мюзикл «Мэри Поппинс». По словам Анны, Гали Мягазович к каждому артисту умеет подобрать ключик, потому что в труппе все очень разные: много ребят с консерваторским образованием, которым не преподают актерское мастерство. «Он как-то умеет находить нужные слова, дать нужный вектор человеку, чтобы он смог воплотить определенный рисунок роли, а потом в этом рисунке еще в перспективе и вырасти».

Что же до последней премьеры, где Анна сыграла ребенка, то Гали Мягазович дал следующую установку: дети, творите, что хотите. А что не нужно, мы уберем.
Играть ребенка — особая задача. Но у Анны Ставской есть свой рецепт на этот счет: «Ребенок — это открытое восприятие мира. Это отсутствие границ, безграничная фантазия. Это маленький человечек, который еще не существует в рамках социума. Это большой космос, мир, открытый всему. Поэтому все, что происходит, ребенок воспринимает с большим энтузиазмом, с большой радостью, с возможностью к познанию: а что это? А как это? Ну и, конечно, это открытость — эмоций, сознания.
Чем больше мы живем, тем больше заключаем себя в какие-то рамки: это можно, а это нельзя, это хорошо, а это плохо. А дети этого еще не знают. И из-за этого я очень люблю играть детских персонажей — потому что это возможность, ну да — может, быть некрасивой, глупой, где-то смешной, но это возможность быть такой, какой мне хочется быть сейчас в данных обстоятельствах. Это замечательно, потому что взрослость это исключает».
Конечно, артистов музыкального театра не миновал вопрос о курьезных случаях, происходящих на сцене и за кулисами. После некоторых затруднений Анна вспомнила парочку. Один произошел во время сказки «Алиса в стране чудес», когда во время выхода гусеницы вдруг не появилась ее голова: артист отвлекся и пропустил момент своего появления на сцене. Однако по сценарию голова должна была еще и разговаривать. Пришлось обыгрывать ситуацию: «Товарищ голова, вернитесь!»
Другой инцидент случился во время «Сильвы», где исполнители роли Бони и Эдвина играли и ту, и другую роль. И вот в какой-то момент они перепутали и стали говорить за другого персонажа. Когда же вместе со зрителями поняли, в чем дело, просто уперлись лбами в плечи друг друга и стали хохотать. «Хорошо, что зритель любимый, теплый и все понимает. Однако для нас, актеров, такие непредвиденные ситуации — всегда стресс. И самое страшное — забыть текст, — рассказывает Анна. — Есть утверждение ученых, что не мы управляем мозгом, а мозг — нами. И даже есть исследования, согласно которым мозг принимает решение за 30 секунд до того, как мы его можем осознать и озвучить. И вот бац — белый лист, и ты ничего не помнишь. Происходит, конечно, страшный прилив адреналина, и приходится как-то выходить из этих ситуаций. Если это стихо-творные строки, то придумываешь какие-то свои варианты. А бывает раз — и замолчали. Очень сильно тогда помогает юмор».
Рассказали артисты и о такой кухне, как репетиции. Скажем, если раньше артистов вводили в спектакль после двух-трех репетиций, то сейчас вводами занимаются более детально. Кстати, именно в процессе репетиций, подготовке к роли (когда читаешь дополнительный материал) артист начинает влюбляться в своего персонажа. Если этого не происходит, то ничего не получится. И даже в не очень положительных персонажах можно найти логику его поведения и сделать эту роль интересной для себя. Так, например, было с ролью изнеженной Моны из «Безымянной звезды». «Для меня Мона — сложный персонаж в плане ее внутреннего устройства, — делится Анна. — Многие привыкли воспринимать ее как легкомысленную девушку, любящую богатство, комфорт и легкую жизнь. Для меня же этот персонаж все-таки другого плана. И я благодарна Филиппу Розенкову, что он дал мне шанс сделать это так, как я это вижу, и не спорил со мной в этом отношении и дал прожить жизнь Моны так, как я это чувствую».

«Есть ли роли, которые вам надоели?» — очередной вопрос от зрителей. «Таких не бывает, — отвечает вновь Ставская. — Потому что когда мы каждый раз выходим на сцену, мы каждый раз находимся в немножко другом состоянии. Не бывает похожих моментов: каждый раз просыпаешься и понимаешь, что узнал что-то новое для себя или по-другому себя ощущаешь. И мы выходим на сцену со всем этим, и поэтому какие-то моменты вдруг открываются с новой стороны, с новой грани. И ты осознаешь, что этого персонажа прямо сейчас по-другому понял и уже не так отреагировал — по-другому сыграл. А твой партнер тебя ловит: он же тоже чувствует то, что ты делаешь, и он тебе отвечает тоже по-другому. И в этом кайф нашей профессии — что она всегда живая. Поэтому здорово, что многие зрители приходят на один и тот же спектакль по много раз, потому что каждый раз спектакль живет своей новой какой-то жизнью, несмотря на то, что сюжет тот же, персонажи те же, но, тем не менее, каждый раз открывается что-то новое».
Как признался Александр, сложнее всего играть маленькие роли. Как ни странно, чем меньше у тебя реплик, тем сложнее выучить текст. Анна находит этому объяснение: «Потому что когда ты постоянно находишься в действии, возникает обычная логика, и в соответствии с этой логикой все укладывается. А когда ты маленький персонажик, тебе нужно выйти, не выпасть из действия и еще какую-то судьбу вместе с собой вынести — то, конечно, это сложно. Здесь, действительно, должно превалировать уже мастерство, ведь у тебя всего минута — и все: тебя больше не будет. И ты должен сделать своего персонажа интересным» (подобного рода мастером в Новосибирском музкоме является Вадим Кириченко, номинированный в этом году на «Золотую маску» за лучшую роль второго плана).

Также артисты порассуждали об отличиях отечественных мюзиклов от американских версий, вспомнили артистов старшего поколения и воспротивились тому мнению, что классическую оперетту сегодня вытесняют спектакли развлекательного характера. Как заметила Анна, среди мюзиклов много историй драматического характера (например, «Сирано де Бержерак»), и такого рода спектакли помогают артистам проявляться еще и в драматическом отношении, а современным композиторам — создавать новые музыкальные шедевры.
Конечно, не миновал артистов и вопрос о ролях мечты. И в этом отношении Анне всегда очень хотелось сыграть Роксану в «Сирано де Бержераке», однако пришлось довольствоваться небольшой ролью Босоножки. «Для меня Роксана интересна тем, что этот персонаж — со своей судьбой, и музыка Владимира Баскина здесь великолепная. Каждый персонаж в этом спектакле имеет свое место, свое весомое значение, а музыку я слушаю каждый раз с мурашками. И всегда это вызывает бурные эмоции, которые мне всегда хотелось воплотить».
Александр оказался более прозаичным: «У нас настолько плотный график, что просто некогда мечтать. К тому же раз тебя занимают в спектакле — это уже хорошо». Также Крюков открыл секрет: во время перераспределения ролей никогда не бывает так, чтобы ты получил именно ту роль, с которой себя связывал. А поскольку по трудовому договору артист не имеет права отказываться от роли, приходится смиряться с тем, с чем ты был изначально не согласен, и искать положительные звенья в том персонаже, роль которого тебе поручили исполнить.
Также Анне хотелось бы сыграть роковую женщину — пойти вразрез со сложившимися представлениями о себе. Но в целом, Ставская, как и ее партнер по сцене, старается не мечтать, с благодарностью принимая то, что ей предлагает судьба. В любом случае каждая роль — это новые знания и опыт.

театр
Автор:Яна Доля