ТАТЬЯНА БЕЗМЕНОВА: «В ГОТОВОЕ ЛИБРЕТТО ОБ АЛИСЕ Я ДОБАВИЛА... КЭРРОЛЛА»

ТАТЬЯНА БЕЗМЕНОВА: «В ГОТОВОЕ ЛИБРЕТТО ОБ АЛИСЕ Я ДОБАВИЛА... КЭРРОЛЛА»

В Новосибирском театре музыкальной комедии прошла премьера фэнтези-мюзикла Владимира Баскина «Алиса в стране чудес». С легкой руки санкт-петербургского композитора каждый персонаж историй Льюиса Кэрролла получил свою выразительную музыкальную характеристику, а сценическую жизнь в них вдохнула режиссер и хореограф из Москвы Татьяна Безменова, с работой которой наши зрители знакомы по мюзиклам «Зойкина квартира» и «Восемь любящих женщин».

«Страна чудес» Льюиса Кэрролла

Кто из нас, дорогие читатели, не мечтал в детстве хоть на миг очутиться в той самой Стране Чудес, в которой обитают сказочные персонажи, созданные воображением английского писателя, математика, философа Льюиса Кэрролла! Его изумительные сказки о приключениях девочки Алисы без малого два столетия с упоением читают ребята из разных стран мира. Нравятся они и взрослым – своим тонким, неповторимым английским юмором. А уж сколько постановок пережили Алиса и ее друзья на сцене – и не счесть! И вот теперь фантасмагоричный мир Кэрролла, сотканный Владимиром Баскиным, Николаем Голем и Софьей Журавлевой, предстал на сцене Новосибирского театра музыкальной комедии.

 

Яркий, красочный спектакль «Алиса в стране чудес» в первые дни осенних каникул смогли увидеть юные новосибирцы и их родители. Искрометный юмор, словесные каламбуры и афоризмы: «У каждой вещи есть две стороны, а у куба их шесть» или «В картах, если у тебя в руке все козыри, считай, что ты уже выиграл, а в шахматах каждая пешка может стать королевой, сделав один точный ход» – заставляют задуматься над простейшими вещами, на которые в повседневной жизни мы не обращаем внимания. Немало в спектакле новых персонажей и сцен, которых мы не находим у Кэрролла. Ведь изначально по мотивам «Алисы» Владимир Баскин поставил ледовое шоу в Санкт-Петербурге, а уж затем развил идею до фэнтези-мюзикла. Так, в прологе спектакля Алису мы находим не на берегу реки, а своей комнате, грустную и одинокую, получившую очередную порцию воспитательных «пилюль» от старших сестер. Сестер две, а не одна, как у Кэрролла. Своим обликом и поведением девушки так напоминает сказочных королев – Белую и Красную! Именно таковыми они и окажутся после погружения Алисы в Страну Чудес…

Спасти Шляпника!

О своей работе над постановкой музыкальной сказки, о том, как подчудачил Кэрролл и что сейчас лежит в ее режиссерском саквояже – рассказывает режиссер-хореограф Татьяна Безменова. – Татьяна, у вас столько театральных работ – и музыкальные комедии, и драматические спектакли. А тут вдруг сказка. И не простая! Философская и абсурдная, волшебная и в то же время реалистичная. Как вы пришли к «Алисе»? – Как лихо закручен вопрос! Скажу так: эта сказка не из моего детства. У меня в детстве вообще сказок было мало – всё больше взрослые книжки. И «Алису» я уже читала вместе со своей дочерью. А сейчас – с внучкой. Поэтому материал для меня близкий, связан с моей семьей.

– Время на раздумье брали?

– Ни секунды! Было лето, мы отдыхали в деревне. Вдруг позвонил Леонид Михайлович Кипнис и предложил поставить «Алису». У меня было ощущение дежавю. Когда он задал вопрос, удивлена ли я предложением, я ответила – вовсе нет. Потому что буквально накануне мы с внучкой закончили читать «Алису в Стране Чудес». Держали эту книжку в руках. Тут и волшебство и мистика. А может, и Кэрролл подчудачил (смеется).

– Каковы особенности репетиционного процесса над «Алисой»?

– Знаете, особенность только одна: было очень непросто! На меня свалилось буквально всё. Моя профессия связана с хореографией, ведь я режиссер по пластике, балетмейстер. У меня был, конечно, опыт самостоятельных работ, но не такой масштабный. Можно сказать – это первая работа со спектаклем большой формы. Было необычайно тяжело. Не отчаяние, нет. Я такой человек, что не выплескиваю наружу свои переживания и эмоции. Мне очень важно сохранять спокойствие, чтобы артисты видели: раз режиссер спокоен, всё идет как надо. Но сейчас я уже могу признаться: случались моменты, когда было нелегко. Но, к счастью, только моменты.

– Вам труппа хорошо знакома по предыдущим работам. Не было натянутости во взаимоотношениях?

– Нет, что вы! Ребята замечательные! Весь репетиционный процесс прошел в полном взаимопонимании – без конфликтов, ссор, недоразумений. Да и сами репетиции были безумно интересными и замечательными.

– Художник великолепный: костюмы, декорации выше всяких похвал!

– С Еленой Турчаниновой мы знакомы давно. Очень талантливый человек, необыкновенной театральной чуткости. То, как она выбирает фактуру ткани, а потом эти все цвета перемешивает на сцене – это настоящее волшебство, которое мне до сих пор непонятно. Уже сам путь – от эскизов на сцену, можно считать элементом мистики, не иначе.

– Главный персонаж сказки – Алиса. Какие, на ваш взгляд, основные черты ее характера?

– Если в двух словах, это умный ребенок, целеустремленный и любознательный. Если человек любознателен, он всегда чувствует пути, направления, цели. Но не цели разума, а цели сердца, чувств. Это совершенно другой мир. Алиса – ребенок, еще не испорченный взрослыми правилами, канонами, уставами. С непосредственным взглядом на мир и желанием его исследовать. Всех, кого встречает на своем пути, она изучает. В нашу версию мы добавили изрядную долю драматургии, чтобы перенести опыт познания мира героиней на театральные подмостки. Такова наша трактовка, я подчеркиваю это. Ибо, что имел в виду Кэрролл, ведомо только ему одному – он оставил за собой много загадок, да и сама сказка написана в жанре абсурда. Судите сами: Герцогиня, Мартовский заяц, Белый кролик, Шляпник – это же взрослый мир! Те же самые персонажи, которые встречаются в реальной жизни. И каждый персонаж Кэрролла – носитель определенного качества. А уж то, как их воспринимает Алиса – просто удивительно! Она не критикует, не выносит приговор, не выступает в роли третейского судьи... Просто наблюдает и делает выводы: это мне подходит, а это – нет. У нее, я считаю, есть чему поучиться даже взрослому персонажу.

 

– От чего вы отказались у Кэрролла? И что привнесли?

– У меня был готовый сценарий – либретто. Признаюсь честно: я его изменила – добавила Кэрролла. Всё-таки в этом либретто мне не хватило самого автора. Поэтому что-то я убрала, добавив авторский текст. Не было чудесных стихотворений, отсутствовали многие диалоги, в частности, обитателей морского дна. А они важны для нас – потому что дают характеристики персонажам. Кроме того, хотелось сделать так, чтобы музыкальные номера являлись органическим продолжением драматических сцен, а не просто: тут мы поговорили, тут – попели, а теперь потанцуем.

– Как возникли идеи Майкла Джексона – Чеширского Кота и Чарли Чаплина – Шляпника?

– Это снова-таки придумка нашего художника. Когда мы с Леной Турчаниновой разговаривали, я сказала одну вещь, от которой она и оттолкнулась. Понимаете: спасти Шляпника – основная задача Алисы. Шляпник у нас – олицетворение творца: он и поэт, и писатель, и художник. Стало быть, спасти творца необходимо вообще, в том числе в себе самой. Только через творчество мы можем, даже будучи взрослыми, оставаться в душе детьми. Это моя точка зрения.

 

– А сестры? Что с ними произошло?

– Они всего-навсего повзрослели и в сознании Алисы превратились в Белую и Красную королеву. Но я не стала следовать либретто, в котором сестры являются злодейками и вырисовывается ситуация Золушки. Нет, у них в доме есть любовь. Просто старшие девочки вылетели из-под крыла учителя, а Алиса еще остается птенцом. Но по ходу спектакля мы видим, как она взрослеет. И перед ней тоже открывается выбор, какой стать. Похожей на сестер? Нет, она выбирает другой путь – путь Шляпника. Она его спасает и тем самым спасает себя самоё. Во втором акте, благодаря цельности натуры и большому горячему сердцу, она уже способна на маленькие подвиги. Например, противостоит Джокеру, а это очень опасная и сильная фигура.

– Загадочный Джокер – ваша идея? У Кэрролла ведь его нет...

– Этот персонаж уже был в либретто, просто мы поняли, как с ним работать. Поняли, каким он должен быть, как должен трансформироваться по ходу действия.

– В спектакле более двадцати музыкальных номеров. С каким из них с точки зрения пластических решений вы работали с озарением, особым удовольствием?

– Вообще, когда приступаешь к работе над спектаклем, начинаешь любить абсолютно всю музыку. Но больше всего нравится номер герцогини – он носит кабарешный характер: стильный, яркий. Из лирических – финал первого акта, который я немного изменила. У композитора это цельный номер, которым заканчивается первый акт. Мы же его рубим и с него начинаем второй акт, который, следуя логике автора, должен представлять только Белое королевство. Но мне захотелось сделать плавный переход от Черного к Белому... – Как думаете, Владимир Баскин согласится с вашей концепцией? – Я ему уже сказала об этом, поскольку ничего не делаю тайком. Мне кажется, он, когда посмотрит спектакль, поймет мою задумку.

– В постановке много массовых сцен. Расставить всех по местам, чтобы в каждом уголке сцены, в каждом фрагменте что-то происходило... Это же высший пилотаж! Как вам это удалось?

– Да вот так – удалось (смеется)... Действительно, самое сложное во всех спектаклях – организовать массовые сцены так, чтобы они работали на смысл спектакля. Каждому определить зону, чтобы выделить главное, но при этом не потерять общего характера действия. – Приоткройте ваш режиссерский чемоданчик… Что там есть интересного?

– Вы о творческих планах? Хотелось бы поставить «Золушку», но она уже везде идет (смеется). Была мечта поставить «Маугли» – я ее осуществила. Хочется поставить «Синюю птицу» Метерлинка – скорее всего, это осуществится в Барнаульском театре музыкальной комедии. Можно поставить произведение об эпохе, например, что-нибудь из Мольера. Мне нравятся материалы об интересных людях, где бы они ни жили – в России, Франции, Англии. Рассмотреть великую личность с точки зрения ее невеликости, простых человеческих качеств – всегда очень интересно... А вообще я соскучилась по классике и с удовольствием бы поставила классическую оперетту.

 

Почти два часа вне времени и пространства. Страна Чудес – особый мир: со своими ложью и правдой, коварством и добродетелью, злобой и любовью. Добавьте к этому красочные декорации, яркие костюмы, спецэффекты, постоянные трансформации, которых неизмеримо много и которые порой очень неожиданные, как гусеница, сотканная из зонтиков... Одним словом, браво, господа! Браво!!! Лилия Вишневская, фото автора.

 http://bumerang.nsk.ru/news/interview/Tatiana_Bezmenova/?sphrase_id=11516