АЛАН СИМОН: ГЛАВНОЕ В ЖИЗНИ — ЛЮБОВЬ!

АЛАН СИМОН: ГЛАВНОЕ В ЖИЗНИ — ЛЮБОВЬ!

Юрий ТАТАРЕНКО, «Новая Сибирь», февраль 2015 года. Фото Владимира ДОСТОВАЛОВА

На российскую премьеру «Тристана и Изольды», выпущенную театром музыкальной комедии, приехал автор музыки к спектаклю, французский композитор Алан Симон.

АЛАН Симон — известный фолк-рок-музыкант, композитор, писатель. Свой первый национально-исторический опус «Маленький Артур» Симон создал в 1995 году. В 1999-м закончил работу над рок-оперой «Эскалибур, легенды кельтов», одноименный альбом стал во Франции «золотым» всего за 10 дней продаж. В 2007 году вышел в свет «Эскалибур второй: кольцо кельтов», вскоре признанный лучшим фолк-рок-альбомом в мире. Завершающая часть трилогии, «Эскалибур: истоки», появилась в 2012-м. Мировая премьера мюзикла «Тристан и Изольда» состоялась меньше года назад, в марте 2014-го, в театре Le Zenith De Nantes.

— Месье Симон, можете ли вы сказать, посмотрев премьеру: «Да, это моя история, я признал в сибиряках своих Тристана и Изольду!»?

— Прежде всего я должен сказать, что решение поставить мой мюзикл в Сибири стало для меня огромным сюрпризом — приятным, разумеется! Мой друг Николай Андросов, хореограф-постановщик «Тристана и Изольды» в Нанте, вдруг спросил, не возражаю ли я против появления русской версии мюзикла в Сибири. И я ответил: «Конечно, я только за!»

Но еще больший сюрприз — это спектакль, получившийся в результате. Работа музыкантов, артистов хора и балета, солистов-вокалистов просто фантастическая! Я очень горжусь тем, что увидел на премьере. И говорю: «Браво, Россия!» Очень приятно видеть проявление чьих-то талантов. И я счастлив, что порой имею к этому непосредственное отношение.

— А кто из новосибирских артистов вам понравился больше всех?

— Новосибирская труппа очень сбалансирована, в ней много замечательных артистов, настоящих мастеров своего дела. Порадовало и то, что каждый участник мюзикла с большой ответственностью подошел к работе над ролью. Артисты — очень непростые люди, они соединяют землю и небо, им подвластна любая магия.

Я не знаю русского языка, но когда смотрю на игру новосибирцев, то все понимаю. Они не только прилично оснащены технически, но и очень эмоциональны. Я так понял, стихия чувств — это то, что характеризует Россию и русских. И мне это нравится.

— В чем главное отличие российской версии спектакля от первоисточника?

— Начнем с того, что сцена французского театра гораздо больше: зрительный зал в Нанте рассчитан на четыре тысячи мест. Но художник-постановщик Алексей Паненков и художник по свету Ирина Вторникова поработали просто великолепно! Все, что они придумали и воплотили, — это очень театрально. Во многом поэтому и сцены спектакля получились столь насыщенными драматизмом.

Во французском спектакле я, автор музыки, выполнил еще и работу режиссера-постановщика. И сам сыграл роль короля Марка, супруга Изольды! Спектакль получился интернациональным — в нем участвовали французы, англичане, немцы, а также российские танцовщики из Москвы Денис Дмитриев и Мария Мышева — всего было задействовано около 80 человек. Спектакли идут с большим успехом, и в этом году будет организовано мировое турне французской версии мюзикла.

— Исполнить вокальные партии Тристана и Изольды в Новосибирск на несколько дней приехали Роберто Тиранти и Шиобан Оуэн. Это было необходимо?

— Я очень рад, что директор новосибирского театра г-н Кипнис нашел возможность их пригласить, для того чтобы они были задействованы в четырех премьерных спектаклях. У Роберто и Шиобан потрясающие голоса. И все ваши артисты сказали мне: «Как здорово, что мы услышали их вживую!» Польза в таком сотрудничестве несомненная: когда ты сталкиваешься с высоким уровнем мастерства, то и сам стараешься не ударить в грязь лицом, верно?

Таким образом, в Сибири, как и во Франции, наш музыкальный проект вновь стал международным. А ведь взаимообмен, сближение культур разных стран — это прекрасно. Сегодня, в эпоху заметной разобщенности политических сил, это имеет первостепенное значение.

Расскажу вам забавный случай, связанный с пребыванием Роберто в Новосибирске. В парке возле театра музыкальной комедии он попытался поймать белочку, побежал за ней по сугробам — и провалился по пояс! Слава богу, это никак не отразилось на его голосе. Также я обратил внимание и на то, какими глазами смотрели на него все эти дни сибирячки — эх, если бы у меня были такие же длинные волосы!.. (Смеется.)

— Ваш приезд в Новосибирск — это уже не первый опыт сотрудничества с большой русской командой?

— Совершенно верно. Впервые я приехал в Россию в 2005 году — на съемки документального фильма о последних потомках Чингисхана. Всю жизнь у меня была большая тяга к кино, и вот наконец я реализовал свою мечту, выступив в роли автора сценария и продюсера картины. К слову, дикторский текст в нашем фильме озвучивает сам Жан Рено!

В России я успел выучить три русских выражения: «Водка? — Чуть-чуть!», «Кошмар!», а также «Я люблю тебя, Сибирь!»

— В столь полюбившейся вам Сибири премьеру «Тристана и Изольды» приурочили к 14 февраля (Дню святого Валентина) в попытке привлечь в театр музкомедии молодежь. А во Франции ваш спектакль рассчитан на какую публику?

— На самую разную! Услышать историю любви Тристана и Изольды у нас приходят и стар, и млад. Впрочем, то же самое можно сказать и про новосибирского зрителя: я видел в зале и детей, и подростков, и тех, кому за 60. Это нормально — мюзикл как театральный жанр не имеет каких-либо зрительских ограничений.

— И кого же из героев французская публика любит больше?

— Французский зритель, к сожалению, весьма циничен. Поэтому, как мне кажется, ему ближе завистники Тристана, два барона во главе с племянником короля Андре. А в новосибирском спектакле очень ярким получился образ еще одного злодея, горбатого колдуна Фросина. Это заслуга очень большого артиста Александра Выскрибенцева: он превосходен в этой роли! Впрочем, мне очень понравился и Фросин в исполнении молодого солиста театра Антона Лидмана. Надеюсь, новосибирский спектакль в скором времени будет показан в Европе — там и посмотрим, на чьей стороне в этот раз окажутся зрительские симпатии. Также ведутся переговоры о гастролях сибирской версии мюзикла в обеих российских культурных столицах, Москве и Петербурге.

— История о Тристане и Изольде вам кажется по-прежнему актуальной?

— Безусловно! «Тристан и Изольда» — это прежде всего история любви. Причем любви зрелой, не наивной — несмотря на то, что Изольда совсем юная девушка. Она попадает в ловушку своих чувств к Тристану, а ее супруг и все его окружение считают Изольду изменницей. Мне кажется, подобное развитие событий сплошь и рядом происходит и в наши дни. Мой большой друг хореограф Николай Андросов даже считает, что в «Тристане и Изольде» бушуют страсти шекспировской силы!

История Тристана и Изольды — кельтский миф. Я же по национальности кельт, живу в Бретани, так что совсем не случайно то, что этот сюжет мне невероятно близок.

Три года назад я готовился отметить 50-летие и стал задумываться на разные темы: что самое главное в моей жизни, что я могу сделать еще такого особенного, что могло бы идти прямиком из сердца? И понял, что главное в жизни — любовь, и тут ничего нового мне не придумать. Любовь — это то, что больше всего волнует очень и очень многих, не одного меня. Мы входим в серьезный возраст, и становится отчетливо заметно, насколько много мы с годами теряем, когда становимся одинокими, когда погибает красота сердца. Осознав это, я поселился в домике в лесу и начал писать музыку к «Тристану и Изольде»…

— И получилось проникновенно!

— Мерси бьян, я очень старался!