ГлавнаяПресса → «СРЕДСТВО МАКРОПУЛОСА»: МАМА, ЭТО ЯД.

Портал "ОДИН ДОМА".

«Средство Макропулоса»: мама, это яд

Текст Светланы Фроловой.

Почему нельзя жить вечно в мире, в котором нет любви? Все ответы – в новом мюзикле Владимира Баскина и Константина Рубинского по одноименной пьесе Карела Чапека.

Чешский журналист-фантаст Карел Чапек написал свою комедию (в античном смысле, ничего особенно смешного в «Средстве Макропулоса» нет) аж в 1922 году. В то самое время, когда люди по всему миру были увлечены эзотерикой и поисками секрета бессмертия. В некотором смысле, благодаря этим самым поискам в центре столицы и появился Мавзолей.

Правда, Чапек (как человек здравомыслящий и обладающий хорошим профессиональным воображением) представил себе, как именно может выглядеть мир, населенный бессмертными людьми. И ужаснулся. Потому что человек, в своем современном состоянии (природа наша не очень изменилась за последние триста лет), явно слегка не готов к таким радикальным экспериментам над собой. Елизавета Дорофеева в мюзикле Екатерины Василевой играет властную, страстную, саркастичную и отчаявшуюся женщину (и ей это не впервой – вспомним, хотя бы «Гадюку»). Шутка ли – нынче ей стукнет 337 лет. Все это время Эмилия путешествовала по планете, выучили кучу языков, а вот мужчину себе так и не нашла. Нет, влюблялись в нее многие. А вот настоящая любовь случилась лишь однажды. Потом – только бесконечная череда охотников за острыми ощущениями.

Мужчины в прямом смысле падают под ноги диве – и почти тут же укладываются штабелями. Трудно сказать, что именно привлекает их – может быть, дама действительно так прекрасно поет и катастрофически красива (что вряд ли). Хотя, скорее всего их интересуют исключительно преференции, которые мгновенно обнаруживаются в связи со статусом звезды. В любом случае, влюбленность их, как правило, носит фатальный характер. А для Эмилии все эти странные мертвые мальчики представляют скорее проблему, чем повод для гордости: ведь со всеми ними нужно что-то делать? В общем, перевалив за третью сотню лет, Эмилия понимает, что полученный ею дар – вовсе и не дар, а натуральное проклятье. А вот мальчики этого всего не понимают: и со временем только озлобляются – как дети, которым не купили яркую игрушку. Реакция у всех разная: кто-то вопит о предательстве, кто-то стреляется, у кого-то просыпается мания изощренной мести. Что делать – они обычные люди, не боги. Хотя бы потому, что могут страстно клясться в любви одной, а через минуту – не менее страстно страдать по поводу другой.

Молодой певице Кристине (Евгения Огнева) придется пройти витиеватый путь от очарованности статусом дивы, до понимания, из чего этот статус состоит. А состав не предвещает ничего хорошего в жизни – ведь в основе его часто лежит разочарование в любви. Стоит ли вечная жизнь (а любой настоящий артист останется в истории навечно) существования, лишенного радости? Вот этот вопрос и стоит перед создателями мюзикла Новосибирского музыкального театра. И зрителями в том числе.

Интересно, что зеленый одновременно символизирует жизнь и яд. В православии же вообще зеленый означает вечную жизнь. Вероятно, поэтому именно зеленый стал преобладающим цветом в оформлении спектакля. Декорации (художник-постановщик Софья Кобозева) представляют собой трансформер – из ядовито-зеленых кубиков «лего» состоит пространство, в котором обитает Эмилия Марти (она же Макропулос). Конструкция превращается то в греческие развалины, то в театр. А в финале – в лестницу: стену, ведущую в небо. Причем, если убрать с лестницы «демона» со страховкой – в плане понимания символики ничего для зрителя не изменится.