ГлавнаяПресса → В НОВОСИБИРСКЕ...

Ирина Ульянина Страстной бульвар 2010 г.

Новосибирский театр музыкальной комедии в «студеную зимнюю пору» устроил настоящий марафон бенефисов. На исходе января они показались избыточными, чрезмерными праздниками, но в том виноват сезон, не поводы, которые как раз существенны.

Несказанно жаль, что аллеи Центрального парка, где была установлена восхитительная главная елка города с иллюминацией, в аранжировке ледяных скульптур, видели немногие. Практически весь январь в Новосибирске лютовали такие морозы, что не только пальцы скрючивались, леденели и лица, и сердца, и мысли. Пожалуй, новогоднюю роскошь убранства сумели оценить лишь самые стойкие и пылкие поклонники театра музкомедии, ежевечерне совершавшие дерзкие набеги в театр, расположенный в парке.

В прошлом сезоне Новосибирская музкомедия отметила полувековой юбилей, а в этом у ведущих солистов грянули сплошные юбилеи. В частности, осенью с круглыми датами поздравили заслуженных артистов России Сергея Плашкова и Михаила Михайлова, выступивших в «Хануме», народному артисту РФ, патриарху труппы Ивану Андреевичу Ромашко исполнилось 80 лет. Тогда еще никто не подозревал, что его пригласят в Москву, удостоят премии фестиваля «Золотая Маска» «За честь и достоинство». Ромашко поступил на службу в театр в год его основания, его по праву считают талисманом, символом неувядаемости самого жизнерадостного жанра.

Зимой же состоялся бенефис народного артиста России, самого веселого и демократичного профессора консерватории Александра Выскрибенцева. Популярнейший ведущий солист труппы, многократный дипломант, член жюри и лауреат национальной премии «Золотая Маска» сыграл заглавную роль в недавней премьере «Труффальдино» Александра Колкера по классической комедии Карло Гольдони «Слуга двух господ», позволив себе в честь бенефиса импровизировать и шалить больше обычного, больше, чем предполагал режиссерский рисунок Гали Абайдулова. Два действия пролетели стремительно, темпоритм свежесделанного спектакля оказался непогрешимо слаженным, практически все актерские работы порадовали и вокальным совершенством, и драматической игрой. Бенефициант же и вовсе играл с невероятным подъемом, порхал в танцах и экзерсисах так, что публика перешептывалась, изумляясь: неужели ему в самом деле стукнуло 60?

На самом деле, Александр Тимофеевич отметил юбилей еще накануне Нового года, а в прошлом году сильно сомневался, потянет ли он роль молодого, азартного Труффальдино из Бергамо. Затем сомневался, стоит ли устраивать бенефис в кризисно-безденежное время. Однако дерзнул и оказался прав. Спектакль доставил очевидное удовольствие публике, о котором в поздравительной части вечера неустанно твердили чиновники всех ветвей власти. Председатель Горсовета Надежда Болтенко и вовсе вызвала на сцену супругу юбиляра – концертмейстера музколледжа Верочку, вручив не виновнику торжества, а его «второй половине» цветы, признав, что только любящая, преданная женщина способна вынести все тяготы совместной жизни с признанным талантом. Выяснилось, что супружеский дуэт Выскрибенцевых вскоре отметит 35-летие, потому в финале вечера им кричали «горько». А ритуальный «танец новобрачных» пара исполнила под любимую песню их родителей «Отчего так сердце растревожено?». У поклонниц – ничего святого, буквально. Они так ломились на сцену, что разрушили дуэт. Танго распалось, Верочке ничего не оставалось, кроме как пачками оттаскивать букеты. Но еще раньше сделалось невыносимо скучно, приторно от нескончаемых славословий. Они были избыточными, как зефир в шоколадном фондю.

На самом деле, беспрецедентно обширная практика юбилейно-бенефисных чествований, затеянная театром музкомедии, дает почву для рассуждений о культуре празднований, о способах и методах, о регламенте, добре и зле. Оказывается, в «датских» поводах совершенно по-особому проявляются актеры. Одни очаровывают, другие разочаровывают.

«Я танцевать хочу!» - этой цитатой-восклицанием из классической арии назвала свой бенефис, состоявшийся неделю спустя, заслуженная артистка РФ Людмила Шаляпина. Она выступила не в спектакле, а в самостоятельно подготовленной композиции, смонтированной из лучших, ярчайших, красивейших арий классических оперетт Штрауса, Кальмана, Оффенбаха и Пуччини. Программа заняла примерно 55 минут, и возгласы «бис!» «браво!» на аплодисментах означали ровно то, что и означают. Актрисе хочется танцевать и петь, публике – внимать голосу, дивным, серебристым, заливчатым верхам. Худрук и директор театра Леонид Кипнис, в финале творческого вечера вручая символический конверт с дензнаками (кассовый сбор!), заметил, что эта артистка, всецело преданная жанру оперетты и в нем состоявшаяся, могла бы в честь 50-летнего юбилея устроить и вечер романсов. Людмила знает великое множество лирических произведений всех времен и народов и постоянно делится ими с «миром». Например, со слушателями на всех праздниках, устраиваемых в Доме актера, о чем рассказала со сцены ответственный секретарь НО СТД РФ Лидия Сумникова.

В ходе поздравлений выстроился забавный сюжет: оказывается, выпускница консерватории Людмила Лапина вышла замуж за художника Шаляпина, и с тех пор фамилия не позволяет ей не петь или петь плохо.

К счастью, обошлось без приторных свадебных вальсов и показных поцелуйчиков. Художник Шаляпин, давно обретший свою Галатею, предпочел остаться в тени. А тон задали ее сокурсники и коллеги по труппе. Их пение в полной или приблизительной мере можно назвать «бельканто», оно ласкало слух, и никто не хотел уходить из зала, ведь иначе не наслушаешься. В общем, стиль второго бенефиса «меньше грамот, больше песен» оказался очень душевным и позволил раскрыться преданной своему жанру актрисе, непрерывно менявшей туалеты, и ее друзьям.

Самое удивительное, что торжества в музкомедии и на этой мажорной ноте не смолкли, не закончились. Ровно в тот день, когда в Центральном парке разобрали елку, в театре состоялся бенефис-концерт «Юбилейный пирог» целого созвездия юбиляров, в числе которых сразу десять имен господ артистов разных поколений. Тут и Иван Ромашко, который, кстати, на бенефисе Шаляпиной безупречно выдал гранд-батман, и тот же Выскрибенцев, и Шаляпина, Плашков, Михайлов – юноши и девушки в диапазоне между 50 и 60-ю годами, 35-летний Ярослав Шварев, 30-летняя, звонкоголосая и очаровательная Яна Кованько и другие. Богатая программа не оставила пауз для славословий, зато публике, действительно, захотелось и петь, и танцевать, и радоваться жизни, какая уж она есть. Не радоваться жизни, тем более после такого концерта, просто грешно.