ГлавнаяПресса → КЕЛЬТСКИЙ ФЬЮЖН. МАТЕРИАЛ ИРИНЫ ТИМОФЕЕВОЙ. ГАЗЕТА «ВЕДОМОСТИ»

Ирина ТИМОФЕЕВА, Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области, №9(1388) от 20 февраля 2015 года

Всё смешалось в театре музкомедии: симфонический оркестр и рок-банда, балет и ирландские танцы, бои на мечах и история любви…

В Новосибирском театре музыкальной комедии состоялась важнейшая премьера сезона. Интернациональный рок-фолк-мюзикл «Тристан и Изольда», пересказывающий кельтскую легенду о влюблённых, обрёл жизнь на сцене.

— Подобного проекта в Новосибирске ещё не было, — высоко оценивает уровень премьеры директор и художественный руководитель театра музкомедии Леонид Кипнис. — То сочетание различных выразительных средств, которые есть в данном спектакле, требует колоссальных усилий, а их не каждый театр может себе позволить.

Сложная музыкальная партитура, созданная французским композитором Аланом Симоном, задаёт свои правила: в спектакле участвуют академический симфонический оркестр, настоящая рок-команда и музыканты, играющие на кельтских инструментах — арфе, волынке, продольных флейтах. Помимо этого, постановку обрамляет сложный хореографический рисунок: души Тристана и Изольды танцуют классический балет, а массовые сцены наполняет характерным стуком каблуков ирландская четётка. И если во французской версии этого спектакля (а мировая премьера мюзикла «Тристан и Изольда» на музыку Алана Симона прошла именно там) её исполняли настоящие ирландцы, то новосибирские актёры за несколько месяцев освоили то, чему с детства учат в Дублине.

— Как только я им дал этот материал, потолок стал трястись днями и ночами. Люди оставались после репетиций и всё время долбили чечётку, — не без удовольствия рассказывает режиссёр, хореограф и автор проекта Николай Андросов. — Значит, это их как-то зацепило профессионально. Вообще этот спектакль — важный шаг для роста труппы, причём не только артистической части коллектива, но и технической. И следует отметить, что музыка, которую написал Алан Симон, в Новосибирске звучит не хуже, а в каких-то частях даже лучше, чем во Франции.

— Каждый новый спектакль в театре — это шаг вперёд, — соглашается руководитель хора Татьяна Горбенко. — Казалось бы, материал для театра музыкальной комедии, куда зритель приходит, чтобы посмеяться, не совсем подходящий, и браться за такое серьёзное произведение, как «Тристан и Изольда», было рискованно. Но все надежды спектакль оправдал. Труппа получает огромное удовольствие, работая с режиссёром Николаем Андросовым. Это высокопрофессиональный человек, который умеет со всеми найти контакт. Никогда не слышала, чтобы он повышал голос, кричал, его манера работы является примером для других режиссёров. Когда труппа узнаёт, что будет работать Андросов, все сразу оживают, на лицах — улыбки. И все с огромным удовольствием идут петь, танцевать, играть.

Для части коллектива театра музкомедии «Тристан и Изольда» стал тем спектаклем, в котором петь, танцевать и играть пришлось на совершенно ином уровне: в постановке много молодёжи, которая впервые оказалась на крупных ролях. Например, артистка хора Анастасия Качалова, которая работает в театре четвёртый сезон, на кастинге показала себя как актриса, подходящая на главную роль как драматически, так и вокально. И теперь она исполняет роль Изольды в одном из составов спектакля.

Высокую планку постановке задают и приглашённые солисты — Шиобан Оуен из Австралии, голос которой сравнивают с голосом ангела, и харизматичный итальянец Роберто Тиранти, возглавлявший в прошлом метал-группу и сотрудничавший с музыкантами из «Uriah Heep» и «Deep Purple», а ныне ведущий сольную карьеру.

— Музыканты, которые приехали в Новосибирск, известны в Европе. Поэтому резонанс от премьеры будет не локальным, не ограничится регионом, а разойдётся по миру. Может быть, и до Австралии дойдёт, — предвкушает Николай Андросов. — Благодаря такому резонансу спектакль становится не рядовым, а действительно выдающимся событием.

Как в международную постановку попала новосибирская рок-банда «Красный берег», рассказывает её руководитель Павел Загорский:

— Получилось как в кино. Звонок, совершенно неожиданный. Дирижёр Александр Новиков, дословно: «Павел, настал наш час!» Мы раньше с ним долго муссировали: вот был бы такой проект, абы да кабы!.. И тут этот проект появился. Естественно, я посмотрел французскую версию спектакля. И не то чтобы испугался… есть другое слово, которое я не буду приводить. Было очень страшно браться за этот проект. Конечно, всегда найдутся люди, которые скажут: зачем нам рок-группа на сцене, если есть симфонический оркестр? Это же театр музыкальной комедии! Но то, что есть здесь, мы не перечёркиваем, мы вносим свой вклад.

Павел также отмечает, насколько комфортно, даже не зная языка, было работать с заграничными солистами, высокопрофессиональными и открытыми, которые могли с лёгкостью подсесть к клавишнику, пообщаться на языке жестов и взглядов, подбодрить. А потом выйти на сцену и спеть так, что у всех поотпадывали челюсти. И ответственность за подобное профессиональное исполнение накладывалась на всех участников команды.

— В спектакле есть произведение, которое идёт в мизансцене, — пересказывает эпизод руководитель рок-группы «Красный берег». — В это время на сцене происходит одно из основных действий, и нас звукооператор «прибирает». А у нас — шикарнейшая музыка, виртуозней не бывает. Раз нас не слышно, может, не будем учить? Запишем, фоном пойдёт… «У нас в театре так не принято! Всё должно идти живьём», — отвечает режиссёр. Не важно, мизансцена это или нет, надо исполнять всё так, чтобы ты сам себя уважал. К слову, как только это произведение прозвучало, все подходили и жали руку. Вот оно, отношение! На сдачу спектакля я пригласил всю свою семью. И так как театр теперь — моя вторая семья, хочется, чтобы перед моими семьями не было стыдно.

— Когда я принимаю решение что-то ставить, на второй день я начинаю об этом жалеть. Осознаю масштабность тех проблем, которые передо мной возникают. И каждый день они только нарастают. Как правило, они становятся таким грузом, что когда он спадает с плеч, я испытываю большое облегчение, которое всем вам желаю испытать, — о том, какие трудности пришлось преодолеть, рассказывает Леонид Кипнис. — В театре не было более сложного технически спектакля. Сшито более 200 исторически стилизованных костюмов. Использовано очень дорогое звуковое оборудование. Над спектаклем работала целая группа звукотехников, так как, поверьте, выстраивание баланса разных коллективов и инструментов — это непростая задача: рок-музыка и симфонический оркестр — очень сложное сочетание, и мы много времени потратили, чтобы ликвидировать внутренние противоречия между их звучанием. Артисты музыкального театра в этом спектакле проявили себя как драматические актёры, но найден баланс между музыкой и драматическими сценами, чтобы театр не превратился в драматический. Надеюсь, всё это позволяет нашим зрителям окунуться в атмосферу необычного театрального действа, которое производит сильное эстетическое впечатление.

МНЕНИЕ

Роберто ТИРАНТИ: «Я впечатлён высочайшим уровнем постановки и артистов. Всё исполняется вживую. Оркестр изумительный, как и рок-банда. Даже не зная русского языка, я понимаю всё, что происходит на сцене».