ГлавнаяНовости → ВЕСНА НА ОДЕССКОЙ УЛИЦЕ

Ирина Ульянина. Газета "Новая Сибирь", 16 марта 2012 г.

«Белая акация» — уже вторая премьера текущего, 53-го сезона музкомедии, поставленная в трех действиях, во временном формате, не подходящем веку скоростей. (Первая — «Мистер Икс».) Казалось бы, театр шел на риск, рассчитывая на усидчивость и неутомимость зрителей. Но понять режиссера Александра Лебедева несложно — столь дивный, светлый, волнующий материал, как музыка Исаака Дунаевского, купировать преступно. Да и либреттисты Владимир Масс и Михаил Червинский проявили изрядную драматургическую изобретательность, перенося действие с одесских двориков и улиц на океанские просторы, выписав отношения сразу в нескольких любовных многоугольниках. И получился спектакль, который смотришь и слушаешь, утратив представление о течении времени. Вернее, перемещаясь в 50-е годы, столь живописно представленные в костюмном оформлении, доподлинно переданные в ментальных движениях героев.

Аванзанавес подобен ретро-открытке. На блеклом фоне надпись «Привет с Одессы!» и черно-белое фото молодого Исаака Осиповича, на груди которого красуется орден Трудового Красного Знамени. Декорация же, напротив, современная — шесть гигантских букв, снабженных колесиками, вместе складываются в название города у Черного моря, а разъединяясь напоминают домики с проемами окон. Художник-постановщик Александр Лютов выполнил буквы — функциональные элементы сценографического решения — в коллажной технике, облепив фотоизображениями достопримечательностей Одессы — статуи Дюка, лестницы, набережной, оперного театра. Естественно, присутствуют и цветущие ветки акации. И все же эта пестрота вкупе с модерновой формой вносят стилевой диссонанс. Сценография — далеко не лучшая составляющая спектакля. Гораздо эффектнее весеннее цветение акации выразил балет, женская группа на пуантах, в пачках-шопенках, с цветами в прическах и в руках. Плавность движений, юная грациозность. Танец акаций — прекрасная находка хореографа Геннадия Бахтерева, как, впрочем, и танец экзотических рыбок, и задорные мужские чечетки. В целом балет блеснул артистизмом, его солистки Елена Вершинина и Елена Рыбак являли то озорство, то лиризмом, солисты Родислав Саражаков и Игорь Сырчиков сверкали улыбками, пленяли матросской выправкой.

Большинство действующих лиц «Белой акации» — моряки китобойной флотилии во главе с бравым молодым капитаном Костей Куприяновым (артист Роман Ромашов), в которого влюблена смешная девчонка Тоня Чумакова. А он предпочитает «вертихвостку» Ларису Штепенко, считает ее невестой. Надеется, что девушка дождется его из долгого рейса, хождения за экватор. Обворожительную, чуть капризную, жадную до развлечений и нарядов Ларису в исполнении Марии Беднарской сегодня вряд ли кто обвинил бы в легкомыслии — в свете изменившейся морали девушка имеет право на ротацию женихов, на гибкость представлений о верности до замужества. А «Белая акация» возвращает нравственные основы на круги своя, и это удивительным образом трогает. Оперетта, заказанная Дунаевскому как ода трудовым свершениям китобоев, на самом деле посвящена настоящей любви и дружбе, преданности, чистоте помыслов. Самая яркая сцена «из жизни гарпунеров» — это праздник Нептуна на палубе, под палящим зноем экваториальных широт. В этом фрагменте «спектакля в спектакле» и музыка достигает симфонических, оперных высот, требует совсем иных вокальных модуляций и оркестрового исполнительства, что вполне удалось. А как раз трудности добычи китов показаны вскользь, не лишены юморных ноток. Произведение по сюжету, по следованию традиции «чего хочет зритель, того хочет Бог» напоминает старую добрую голливудскую продукцию — смесь жанров комедии и мелодрамы, где уже в зачине действия легко догадаться, чем дело кончится. Разумеется, все будет хорошо, хэппи-энд неизбежен, благородство и добродетельность победят. Однако мелодическое богатство, обеспеченное Дунаевским, приподнимает историю, придает ей незаурядность. В этом его последнем произведении смешались фольклорные мотивы: на одесских улочках поют и говорят на русский, украинский и еврейский манер, с колоритным акцентом. На палубе танцуют под стандарты раннего джаза. Да и все действие темперировано изменчивыми, разнообразными, но непременно сильно воздействующими, увлекательными ритмами.

Вернусь к образу Тони, воплощенному молодой солисткой Анной Фроколо, — это, пожалуй, самая сложная роль в спектакле, поскольку девушка непрерывно меняется, вырастая из гадкого утенка в прекрасного лебедя. Тоскует, отчаивается и вновь поет: «Не могу расстаться я со своей мечтой», и устраивается на судно радисткой ради счастья постоянно видеть возлюбленного капитана. Актриса от мизансцены к мизансцене хорошеет на глазах, недаром обретает сразу двух поклонников, и их танцевальное трио, ее куплет «Ах, Леша! Ах, Саша! Я боюсь, что третий лишний — это я» — украшение второго акта. Евгений Дудник, Вячеслав Усов и Анна Фроколо сыграли на «бис», причем вокалисты отплясывали, не уступая артистам балета.

В премьерном спектакле много актерских удач. Невозможно хранить равнодушие, когда на сцене Вадим Кириченко — снабженец-спекулянт Яков Петрович Наконечников по прозвищу Яшка-буксир, имеющий большой запас коробок с конфетами «Тузик» для милых дам.

Актер фонтанирует энергетикой, выдавая и в пластике, и в мимике ежесекундную смену хитромудрых реакций, — то соблазняет Ларису, то торит путь к сердцу поварихи, очень верной жены Серафимы (актриса Марина Ахмедова), а в результате в соответствии с жанром оказывается в проигрыше. На то и «советский Голливуд», что проходимцам — no pasaran!

Как известно, Исаак Осипович Дунаевский не успел дописать несколько номеров к «Белой акации», над которой работал в последний год своей жизни, в 1955-м. Режиссер-постановщик спектакля (не знаю, почему в афише его жанр обозначен как музыкальная комедия, когда это чистой воды оперетта) Александр Лебедев сделал свой финал (попурри из наиболее популярных песен композитора) и лучше выдумать не мог. Зрители, проверенные на усидчивость тремя действиями, встали аплодируя. Звонче всех звучала песня «А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер!» В самом деле, словно вольный веселый ветер по залу промчался. Репертуару Новосибирского театра музкомедии, в котором все есть — и нетленная классика, и мюзиклы ныне здравствующих российских композиторов, очень не хватало спектакля советской эпохи, где не одни воспоминанья, не одна ностальгия, а присутствует живая жизнь, эстафета времен и нравственных основ. Теперь такой спектакль появился, с чем театр и поздравляю.