ГлавнаяНовости → «ЛЁТЧИКИ-ПИЛОТЫ…». РЕЦЕНЗИЯ НА МЮЗИКЛ «ЖЕНИТЬБА БАЛЬЗАМИНОВА»

Елена Езерская, Музыкальный журнал, март / апрель 2013 г.

У этого спектакля – классическое название, что неудивительно – поставлен он по мотивам мюзикла Александра Кулыгина, в основу либретто которого положена пьеса А. Н. Островского «Женитьба Бальзаминова». Но обязательный ныне адресный зрительский сертификат – в данном случае «14+» – и стиль постановки относят недавнюю премьеру Новосибирского театра музыкальной комедии к разряду театральных экспериментов – смелых и вполне успешных.

Не искорёжив модными лексическими припарками ни единого слова классического текста, принадлежащего перу великого русского драматурга и сохранённого в чистоте цитирования автором либретто мюзикла А. Ганговым, театр сочинил абсолютно современный, молодёжный спектакль. Его, наверное, даже можно назвать спектаклем для подростков, тюзовским – в самом хорошем смысле этого определения, без уничижительных интонаций и намёков: постановка, обращённая к молодым и говорящая с молодыми на понятном им языке сценических атрибутов и художественных символов. Именно так – художественных: спектакль не опускается до включения в свою стилистику популярных у авангардных режиссёров и притянутых за уши технических гаджетов и модных новоязовских фишек, но использует принимаемую в тинейджеровской среде символику романтического и тусовочного – в пластике: хореограф спектакля – Геннадий Бахтерев,и в музыке: дирижёр-постановщик спектакля – Марк Певзнер.

Водевильную музыкальную и не слишком уж богатую фактуру мюзикла постановщики превращают в аудиосреду топовых среди молодёжи музыкальных форматов: Сваха и её музыкальный «рингтон» – в стиле этно-поп (ну чем не Надежда Бабкина: и костюм соответствующий, и интонации те самые: Красавина – Елизавета Дорофеева); прыткий мажор-соблазнитель Чебаков – Дмитрий Савин и сёстры-авантюристки Пеженовы, Анфиса – Мария Беднарская да Раиса – Анна Ставская, – пародийная дань мюзикльной, бродвейской эстетике (сцена Пеженовых, Чебакова и Бальзаминова – так и просто, хотя и иронически утрированная, отсылает к «Кабаре» или «Чикаго»). А вот главные персонажи и их музыкальный тематизм овеяны симфоническими «ароматами» хорошей, неувядающей классики жанрового музыкального театра – того, что сегодня определяется кратким словом «голливуд».

Миша Бальзаминов – не инфантил, он живёт в виртуальной реальности: без плазменных экранов и рир-проекций, без компьютерной атрибутики и переосмысленных ориентиров. Он – лётчик, пилот, авиатор, знаковый тренд молодёжной стилистики: тот, кто в небе, романтик – не ботаник и не офисный планктон. Он – человек думающий, мечтатель, он креативный, но без фанатизма, и его поиск дамы сердца в спектакле полностью очищен от любых намёков на меркантильность или альфонсизм: Миша ищет свою половину, тоже «лётчицу», ту, что может понять его стремление к небесам, его близость к небесным светилам (Луне), ту, с которой можно жить как во сне – вне банальных забот о быте и всеобщих мирских «радостей».

Длинный, нескладный Бальзаминов – Алексей Штыков – будто и приспособился к окружающей его среде, но его душа – парит по ночам над крышами, и не российской слободки – Парижа!, чей символ, Эйфелева башня, становится почти чеховским сценическим экивоком с одновременным приветом Жванецкому: не «в Москву, в Москву» – а со смыслом «полетать бы над Парижем», в котором не был, но хотел (художник-постановщик – Александр Паненков)…

Бальзаминов в спектакле Михаила Заеца – счастливый, он нашёл свою пару. Его Белотелова – роскошная Вероника Гришуленко, лауреат «Золотой Маски», заслуженная артистка России, тоже ищет не единственно мужчину – родственную душу. Её тоска и заторможенность (подобно Бальзаминову, она словно спит в реальной жизни) – не от злополучного женского одиночества, а от надвигающейся безысходности: ещё немного и надежда на «вторую половинку» растает в небе как облако, на которое так похоже её пронзительно белое, пышное платье («белотелова» же). Но именно в нём, как в куполе раскрывшегося парашюта, «утонет» лётчик-Бальзаминов, и станет понятно: эти двое друг друга нашли. И отныне они будут вместе смотреть с крыши на глубокое звёздное небо и на две уже не одинокие луны, и вместе летать – во сне, как наяву. Белотелова - Вероника Гишуленко, Красавина - Елизавета Дорофеева и артистки хора.