ГлавнаяНовости → БУДНИ В ЛЁГКОМ ЖАНРЕ

БУДНИ В ЛЁГКОМ ЖАНРЕ

"Ведомости" №74(1527) от 22.12.2016

Директор театра музкомедии Леонид КИПНИС о призраках в подвале, «подпольном» тренажёрном зале и пластике «Алисы».

«Создать крупное произведение для театра — большой подвиг со стороны композитора, к тому же неизвестно чем это закончится: найдёт ли автор театр, который сможет адекватно отразить его музыку, будет ли успешен спектакль?»

— Леонид Михайлович, в сентябре вы устраивали презентацию обновлённого фойе театра, строили планы по продолжению ремонта, а министр культуры обещал построить модульное помещение во внутреннем дворе театра. Планы выполняются?

— Ремонт — такое дело, стоит только начать, закончить невозможно. Мы продолжаем этим заниматься. И помощь министерства есть, средства для модульного строения запланированы. Для нас это хорошее подспорье. Видите ли, наш театр является одним из лидеров в своём жанре. В России немало театров оперетты или музкомедии. Есть они и в нашем регионе — в Барнауле, Кемерове, Томске, Красноярске, Иркутске, Хабаровске. По негласному рейтингу, после московского и питерского театров, наш и екатеринбургский делят третье место. Складывается этот рейтинг по тому, как часто театр привлекает внимание экспертов, критиков, театроведов, наконец, по количеству «Золотых масок», а у нас их восемь (!), это свидетельствует о том, что театр находится на вершине своего успеха. Однако, к моему великому сожалению, из всех российских музыкальных театров здание нашего театра находится в самом плачевном состоянии.

— Столько ждали строительства нового здания, был готов проект, выделен участок, но случился экономический кризис. Возведение нового здания отложено на неопределённый срок?

— Да, по крайней мере, до 2018 года такой строки в бюджете нет. Мы остались в прежних условиях. Изначально здание строилось как летний парковый кинотеатр, отсюда все наши проблемы. Достаточно большой зрительный зал, а вспомогательных помещений мало. Нам не хватает гримировальных комнат, производственных помещений. Ведь театр — это ещё и большое производство, целый завод с множеством цехов — столярным, слесарным, бутафорским, пошивочным, костюмерным.

— Приходилось видеть, как изготавливаются конструкции для «Одиссеи капитана Блада», а потом на сцене «вырос» целый корабль… Модульное строение во дворе решит часть проблем?

— Мы сможем поместить туда какие-то цеха или декорации, потому что в настоящий момент вынуждены хранить их на улице. И это ужасно, ведь многие декорации, а это и металлические конструкции, и деревянные, находясь под снегом и дождём, не просто приходят в негодность, а могут создать причину для каких-то нежелательных последствий, ведь там есть лампочки, протянута электрическая проводка. Кроме того, с возведением этого модуля, возможно, нам удастся освободить какое-то помещение на первом этаже и устроить небольшую малую сцену или концертный зал. У нас очень хорошие артисты, они с удовольствием могут работать и в концертах, и в спектаклях малой формы, просто им нужно предоставить такую возможность.

— Недавняя постановка «Алисы в стране чудес» впечатлила своими декорациями, хотя трудно было представить, как вообще можно поставить на сцене музыкального театра эту полную превращений сказку Льюиса Кэрролла.

— Вы правы, монтаж декораций на сцене ведут двенадцать монтировщиков, трудоёмкий процесс. Вообще, наши конструкции тем отличаются, что по ним потом артисты ходят, бегают, прыгают, а значит, не должно быть колебаний, расхождений. Постановка «Алисы в стране чудес» действительно получилась очень изобретательной с технической стороны. Мобильные конструкции, мягкие декорации, звёздное небо, чёрный кабинет, но акцент мы делали всё-таки на костюмах — ярких, фантазийных. Мне самому было любопытно наблюдать за зрительным залом: дети включаются в спектакль с самых первых минут и до самого конца не устают следить за тем, что происходит на сцене, и не только дети, но и родители. Кстати, в зале немало взрослых без детей. По правде сказать, никто не ожидал такого успеха «Алисы».

— В нынешнем году это вторая постановка театра с питерским композитором Владимиром Баскиным. И снова успешная!

— Их было несколько — ещё раньше «Шведская спичка» по Чехову, спектакль также имел успех, «Сирано де Бержерак», «Одиссея капитана Блада» и вот теперь «Алиса». Любопытно, что буквально 1 декабря в питерском мюзик-холле состоялась премьера «Алисы» с музыкой Владимира Баскина и той же пьесой. Наша сотрудница в это время участвовала в Санкт-Петербургском культурном форуме и побывала на премьере. Так вот, по её мнению, наш спектакль лучше. Ничего удивительного, ведь он построен на пластике, режиссёр-постановщик Татьяна Безменова ещё и хореограф, поэтому динамизм музыкальный подтверждён пластическим решением. Звуковая партитура нашла визуальное выражение, а это очень важно для детей.

— Как вы находите композиторов, авторов и постановщиков?

— Это одна из главных головных болей. Если раньше можно было выбирать, многие композиторы писали для музыкальных театров, то сейчас с этим сложно. Композиторам гораздо выгоднее писать для эстрады. Какая-нибудь песня может стать хитом, а потом долгое время кормить автора. Создать же крупное произведение для театра — большой подвиг со стороны композитора, к тому же неизвестно, чем это закончится: найдёт ли автор театр, который сможет адекватно отразить его музыку, будет ли успешен спектакль? Поэтому сейчас мало таких подвижников, и это грустно. Стараемся, ищем.

— И в Новосибирске есть свои авторы, к примеру, Андрей Кротов, с которым вы уже не один мюзикл поставили. В чём его главный секрет, на ваш взгляд?

— Андрей Кротов написал для нас три мюзикла и один балет. Он, конечно, большой молодец. Плюс ему повезло с женой, Нонна Кротова — прекрасный либреттист, журналист и очень ему помогает. Когда композитор находится в контакте с драматургом, они вместе создают гармоничное произведение, а мы уже пользуемся готовым.

— Вспомнился «Парадиз» и ваше недоумение во время вручения премии, что «Одиссею капитана Блада» записали в детские спектакли.

— Для меня до сих пор совершенно непонятно, какими принципами руководствовались эксперты и жюри премии «Парадиз». Поставить мюзикл для юношества в один ряд с «Каштанкой» и «Кощеем»? Наш спектакль, по сути, для взрослых, мы только чуть-чуть снизили возрастную планку до +12. Это прекрасная романтическая история, в которой есть любовь, честь, верность. По-своему очень патриотичный материал, хоть и на зарубежную тему. Для меня, когда я был в юношеском возрасте, это была одна из самых любимых книг Рафаэля Сабатини… Вообще, меня многое удивило в распределении номинаций «Парадиза». Тот же Андрей Кротов получил премию за музыку к драматическому спектаклю. Он и сам был удивлён, думал, что ему за мюзикл «Вий» дадут премию. Но что сейчас об этом говорить…

— В жанре музыкальных театров вашим соперником был театр оперы и балета…

— Они выставили много спектаклей, в том числе немало переносов из Михайловского. Но дело в другом, если судить по призу зрительских симпатий, по счётчику голосов наша «Марица» почти вдвое опередила все спектакли оперного театра. Следом шёл другой наш спектакль — «Восемь любящих женщин», тоже имевший высокий рейтинг, оставивший далеко позади спектакли оперного. Это отнюдь не умаляет достоинств театра оперы и балета (там есть действительно любопытные премьеры), но лишь подтверждает интерес публики к нашему театру.

— Раз уж речь зашла о «Марице», ещё одной вашей недавней премьере, как вы отбираете классический репертуар, учитываете пожелания зрителей?

— У нас много классических спектаклей, театр музыкальной комедии — это наше официальное название, а вообще-то мы являемся театром оперетты. Просто в советские годы было не принято использовать в названии это слово, советскому труженику ближе была комедия. Мы стараемся ставить наиболее яркие образцы «венской» и «неовенской» оперетты. Практически все оперетты, которые на слуху у нашего зрителя, либо недавно шли в театре, либо идут сейчас. Публика к нам приходит не самая молодая, искушённая, эти люди помнят другие постановки и фильмы по классическим опереттам и не могут не сравнивать, приходится соответствовать. Но и молодёжи у нас немало. Те, кто приходит раз, возвращаются снова, потому что здесь они встречают живые голоса артистов, оркестровое сопровождение, прекрасный симфонический оркестр. Кроме того, мы стараемся не жалеть средств на декорации и костюмы. Классическая оперетта должна быть яркой, зрелищной, чтобы люди чувствовали себя как на празднике, особенно женщины. Они же смотрят, как одета та или иная героиня. К примеру, «одевать» «Марицу» мы приглашали ведущего художника-модельера Виктора Феоктистова. Он долго корпел над костюмами, изучал венгерский костюм, думал, как это перевести на современный лад, как стилизовать, что лучше всего подойдёт конкретным артистам… Это кажется, пришёл в театр, посмотрел картинку, послушал пение, получил удовольствие — всё легко и непринуждённо. Процесс создания спектакля остаётся за кулисами, и он бывает очень не благодарным. И обиды случаются, и ссоры, каждому со своей стороны кажется, что так будет лучше, важно же, чтобы это лучше не было в ущерб кому-то рядом.

— Вам как директору и художественному руководитель приходится эти вопросы разрешать?

— Координировать — чтобы в театре царил не радзрай, а дух творчества, нам ведь важен результат. И артистам нужно доказывать что-то не в актёрском фойе, а на сцене. Артист, который хочет чего-то достичь, будет работать над собой. Дополнительно заниматься речью, пластикой, танцами, своим внешним видом. У нас многие актёры ради того, чтобы выглядеть более презентабельно, сбрасывают по нескольку лишних килограммов. В балетном зале стоят большие электронные весы, ходят туда специально взвешиваться. А под сценой, я вам открою маленький секрет, есть специальные снаряды для тяжёлой атлетики, в том числе и штанга, где наши мужчины, артисты занимаются силовыми видами спорта. Каждое утро в 10:15 начинается урок по пластике, куда приходят все артисты балета, а сейчас и многие солисты, чтобы держать себя в форме.

— Это правда, что многие артисты имеют по два образования — после музыкального идут на актёрское, и наоборот?

— Жанр у нас синтетический, требует поставленной речи, владения телом, актёрского мастерства и, конечно, вокала. Приходя из консерватории, артист уже здесь, в кругу коллег, набирается опыта. В театре царит атмосфера взаимопомощи. Получают одно образование, идут за вторым, а некоторые имеют и третье, если не сразу пришли в артисты. К примеру, Александр Тимофеевич Выскрибенцев до того, как пойти в консерваторию и начать заниматься вокалом, окончил металлургический институт.

— Ваша супруга, Раиса Израилевна Кипнис, многие годы трудится в Новосибирском краеведческом музее. Подсказывает ли она вам, как лучше сохранять историю театра?

— Конечно, мы не раз на юбилей театра устраивали выставки в музее, брали особенно изысканные костюмы для дефиле с участием артистов, устраивали концертные программы. Нередко передаём туда макеты, афиши, предметы театрального быта. А в последнее время с директором музея, Андреем Валерьевичем Шаповаловым, решили обмениваться флаерами. Для этого установлены специальные стойки. К ним идут за выставочными впечатлениям, к нам — за театральными. Я только за такую корпоративность! —

Театр для человека непосвящённого — всегда нечто таинственное, тем более если он стоит в парке на месте бывшего кладбища. Нет ли у вас мистических историй, своего «призрака оперы»?

— Большинство новосибирских парков — территории бывших кладбищ. Здесь, когда шла закладка парка, всё подчистую было вывезено… Если вы помните в «Призраке оперы», а дело происходит в Гранд-Опера, под зданием существует озеро, колоссальные катакомбы, и может укрыться всё, что угодно. У нас же даже подвала нет, поэтому живём сегодняшним днём, без призраков и приведений. Кроме того, нам везёт ещё и потому, что наш жанр оперетты очень жизнерадостный, лёгкий.

— Кроме «Вия», может быть…

— «Вий» — очень светлый спектакль. С привнесённым светлым образом девушки Алёны, кроме того, это Гоголь, особая лирика.

— Расскажите о ближайших планах, чего ждать зрителю?

— У нас только что прошла премьера «Как вернуть мужа?». Это очень смешная история, комедия. Спектакль с небольшим количеством артистов, чтобы можно было его вывозить в Академгородок, Бердск, Искитим. Дальше у нас есть планы по мюзиклам. Я не сторонник того, чтобы открывать все карты. Это, безусловно, будет отечественный материал, никакого «Призрака в опере» мы пока не планируем.

Марина ШАБАНОВА

Фото Валерия ПАНОВА